Похолодало

Бархатный сезон закончился внезапно, ещё вчера я плавала в золотом закате, а сегодня ёжусь в куртке. Самое время поехать в горы, укрыться в каменной таверне у камина, выпить хорошего вина и послушать старые мелодии горных районов Эллады.
песня Эпира, "Милица моя"

Collapse )

(no subject)

Свежий морской бриз, часов семь вечера в баре у самых волн под колыхающимися зонтиками из камышей или чего то там ещё, с кружкой пива и сигаретой, я медленно осознаю, что сегодня вроде бы и день рожденья у меня быть должен. А надо ли его праздновать? И что значит праздновать? Как этот день должен отличаться от череды других? Завтра будет тот же бриз, те же зонтики и то же пиво с сигаретой, ну, съем я двух лангустов сегодня в придачу, разве это что-то изменит?

Но было чертовски приятно получить сообщения от моих давних подписчиков ...приятные сообщения, эх, спасибо, дорогие!! Это, правда, неожиданно и приятно!! 



 


В шторм

Когда не видно света маяка
Сквозь мглы непроницаемую стену,
И по стальному кружеву антенны
Ползут чернее гари облака,
Когда вскипает море пеной белой,
А голос ветра так похож на стон,
И наш корабль теснят остервенело
Гигантские валы со всех сторон,
Покажется: Встал на дыбы весь мир!
И места нет для неба и для суши, —
В нём только крик: «Спасите наши души!»
Отчаяньем, взрывающий эфир.
И с этим криком вдруг наполнит грудь
Неодолимой тяжестью тревога.
Мы в море суеверны все немного,
Кто нас за это смеет упрекнуть?
Перед стихией страх неведом нам,
Хотя, порой, бывает трудновато,
Но только б знать, что делается там,
Где всё для сердца дорого и свято?
И лишь тому, кто верит, по плечу
У яростной стихии вырвать битву.
Как заклинанья, как заветные молитвы,
Слова моей любви тебе шепчу.
Вой ветра и неистовство морей
Огонь моей молитвы не заглушат:
«Спаси, мой друг, Любовью наши души!
Храни очаг наш верностью своей!»

Владимир Гусев Тульский